“На станцию я ехал два часа, а домой возвращался трое суток”: воспоминания запорожца о чернобыльской катастрофе

“На станцию я ехал два часа, а домой возвращался трое суток”: воспоминания запорожца о чернобыльской катастрофе

Сегодня, 26 апреля, исполняется 35 лет со дня аварии на Чернобыльской атомной электростанции. Четвертый энергоблок атомной станции взорвался около двух часов ночи. Спустя минут 10, на место ЧП прибыли первые спасатели - дежурный караул пожарной части ВПЧ-2 по охране ЧАЭС, под руководством лейтенанта Владимира Правика и караул шестой военизированной пожарной части Припяти, который возглавлял лейтенант Виктор Кибенок. Спустя две недели оба умерли (с разницей в 10 минут) в московской клинике. 

24 мая 1986 года на место трагедии отправилась очередная бригада ликвидаторов - в команде был и 25-летний заместитель начальника пожарной части по охране Запорожской атомной электростанции Владимир Подгорный. 

По случаю 35-й годовщины трагедии на ЧАЭС мы попросили Владимира Подгорного вернуться “в прошлое” и вспомнить, как это было. С Владимиром Васильевичем мы говорили по телефону. Разговор получился очень тяжелым. Эмоционально тяжелым. Мой собеседник несколько раз не смог сдержать слезы, говорит, что прошло 35 лет, а память жива… 

“Много лет прошло, но помнится все. Я приехал в Чернобыль чуть меньше чем через месяц после трагедии - 24 мая. Мне было 25 лет и я тогда был заместителем начальника пожарной части по охране  Запорожской атомной станции. Поехал в составе Винницкого спецотряда Специалистов-атомщиков нас было 4 человека:  я, Василий Гришан с Южно-Украинской АЭС и коллеги с Хмельницкой и Ровенской атомных станций. Все заместители начальников пожарной части по охране атомных станций. Сначала мы прилетели в Киев, нам рассказывали, что не нужно ничего боятся, но мы и не боялись. Мы знали, что произошло на Чернобыльской станции, но о масштабах мы не знали. Нам просто сказали ехать, мы и поехали. 

В первые дни все видели горящий луч и думали, что горит, а оказалось, что плавится. Плавится бетон, металл - все, что стояло на пути ядерной стихии, плавилось. Это ядерная катастрофа мирового масштаба. Мы знали, что мы победим аварию. Нашей задачей было проведение пожарно-профилактических мероприятий, которые бы позволили не допустить пожаров на всех энергоблоках и промышленной площадке, а также тушение лесных пожаров вокруг АЭС. Мы стояли на страже безопасной противопожарной работы 1,2 и 3 энергоблоков, которые остались в эксплуатации. Ведь могло взорваться. 

Я пробыл там 13 дней. Если туда я ехал в течение двух часов, то обратно возвращался трое суток. Чего так долго? Кому я нужен? … Отработанный материал. Мне билет дали, но не сказали ни номера рейса, ничего не сказали. 6 июня я приехал в аэропорт Жуляны, пытался улететь 6,7,8 июня… Улетел в ночь с 8 на 9 июня, сам договорился уже на в аэропорту. Раньше нельзя было об этом говорить, а сейчас … прошло столько лет, думаю, можно и сказать. 

За две недели я официально получил дозу облучения в 12 рентген, а потом пересчитали и получилось, что цифры были в два раза больше. Какие цифры соответствуют действительно уже и не знаю. Да и не важно это сейчас. Как только я вернулся домой, попал в госпиталь, мне сразу стало плохо, сильно повысились тромбоциты - в 10 раз, поднялось давление. В госпитале пролежал 3 недели. С тех пор и страдаю гипертонией, живу на таблетках. 

Впервые вернулся в Чернобыль спустя 13 лет после трагедии, в 1999 году. Мы побывали в городе-спутнике Славутиче. Нас, ликвидаторов, там собирали. Этот город строило 14 республик - 14 кварталов там нем, город-интернациональный. 

Потом был в год 33-й годовщины. Видел “саркофаг”, который там построили, который 100 лет будет хранить все то, что осталось от 4 реактора. Встретился тогда с друзьями, которые работают в Славутиче с 1986 года. А вообще, созваниваюсь с чернобыльцами, которые живут в Запорожье, Энергодаре, с коллегами с Южно-Украинской атомной станции - Василием Гришановым. Каждый выполнял свою задачу там: кто-то - откачивал тяжелую воду из-под реактора, кто-то - тушил лес, кто-то выполнял профилактику от пожаров. Мы встречаемся, созваниваемся, но чаще конечно вспоминаем друг о друге ближе к 14 декабря - День ликвидатора и 26 апреля. 

С тех пор, мир изменился, изменились требования к размещению и эксплуатациям атомных станций”.

По случаю 35-й годовщины Чернобыльской катастрофы Владимир Подгорный награжден нагрудным знаком.

Чернобыль атомная АЭС Подгорный
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать
Комментарии