• Главная
  • «Из вокзалов гонят, в больницы не пускают»: как в Запорожье выживают зимой несколько тысяч «людей улиц»
13:56, 20 ноября 2020 г.

«Из вокзалов гонят, в больницы не пускают»: как в Запорожье выживают зимой несколько тысяч «людей улиц»

«Из вокзалов гонят, в больницы не пускают»: как в Запорожье выживают зимой несколько тысяч «людей улиц»

Не существует никакого универсального портрета «бездомного». Это разные люди, с различной судьбой и пристрастиями. Среди них есть как женщины, так и мужчины, молодые и пожилые,  те кто был в местах лишения свободы, и те, кто не имеет проблем с законом;  есть такие, кто имеет психические зависимости, и те, кто даже никогда не употреблял алкоголь;  есть те, кто оказался без дома после какого-то трагического случая, а есть те, кто всю жизнь прожил на улице в нищете и не имеет представления о другой жизни. Всех их объединяет только одно – сейчас это «люди улиц», которые каждый день борются за право на жизнь. В Конституции Украины жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность каждого признается наивысшей социальной ценностью. Где же это достоинство и безопасность, когда речь идет о тех, кого небрежно называют «бомжами»? Люди готовы сострадать бездомному животному и поломанному деревцу, но чаще всего остаются безразличными к бедам тех, кто засыпает зимой на улице. Как выживают эти люди без крыши над головой, по чьей вине они лишены ночлега и почему их не стоит жалеть.

Без вины виноваты: выбитый глаз, лавка вместо кровати, покинутые дети и украшения из прошлой жизни

«Посмотри на Аллу, ей наркоманы выбили глаз. Она теперь слепая», - этими словами мое внимание привлек странный мужчина в тонком черном пальто из плохой ткани, растянутой шапке и свисающей защитной маске. Он тащит за руку печальную женщину средних лет, у которой действительно просто сейчас все еще вытекает внутриглазная жидкость. Он тянется грязными руками к ее опухшему лицу и растягивает кожу вокруг глаза, чтобы я убедилась в правоте его слов. В этот момент я инстинктивно делаю несколько шагов назад и от страха закрываю глаза, пытаясь понять, что я здесь делаю.

Во внутреннем дворике областной организации Общества Красного Креста всегда многолюдно. Сюда приходят малоимущие люди, одинокие пенсионеры, люди с инвалидностью, многодетные матери и бездомные. Последних очень много. Здесь им дают какой-то перекус, складывают с собой еду, одевают и обувают по сезону, а также дают направление на бесплатную флюорографию, обследование ВИЧ/СПИД. Бездомные знают, что это одно из немногих мест, где они могут рассчитывать на помощь, а не на ругань, избиения и ненависть.

Татьяна рассказывает, что уже больше года живет на улице - с тех пор как мужа посадили в тюрьму, а она пережила инфаркт.  Ранее женщина проживала в Днепре и в Харькове, хотя сама родом из Запорожской области.  Она крайне неохотно рассказывает о своем прошлом. Внешне она не отвечает стереотипным представления о женщине, которая проживает на улице – у нее умное лицо, чистая и простая одежда, а также у Татьяны есть серьги и кольца. Сложно определить: это качественная бижутерия, либо же действительно золото и серебро. В руках у нее паспорт с регистрацией, который она получила не так давно. И Татьяна очень бережно относится к этой своей «реликвии».

Женщина натягивает на уши теплую коричневую шапку и рассказывает, что большую часть жизни проработала монтером пути на железной дороге. Она рано осталось без родителей, проживала в интернате, потом вышла замуж, а после того, как супруга посадили в тюрьму, оказалась на улице.

«Я живу на улице уже год. Раньше я жила с мужем, а потом его посадили, а я осталась без хаты. Мои мама и отец умерли. У меня никого нет. Я сама с Бердянска Запорожской области.С 1969 года я проживала в социальном интернате в Харькове. Потом вышла замуж и уехала в Днепр. Работала на железной дороге. После того, что случилось с мужем, у меня произошел инфаркт. Я получила инвалидность и осталась на улице. Мне одно обидно – последние полгода город был обклеен рекламой с какими-то депутатами, а эти деньги могли бы потратить на приют для бомжей. Нам некуда идти. Мы гнием на улице. Хотя бы обогрев какой-то сделали, ведь много есть пустых зданий. Да мы бы сами сделали это здание. Много бомжей умеют сами белить, красить, ремонтировать. Дайте им стройматериалы, и они все сделают. Куда нам идти зимой? Подвалы закрыты, в больницах не пускают, в подъездах люди вызывают полицию, а на вокзалах без билетов гонят», - рассказывает Татьяна.

В этот момент наш разговор с Татьяной прерывает Александр, который хочет, чтобы мы рассказали о том, какая несправедливость приключилась с его возлюбленной. Он очень энергично объясняет, что познакомился с Аллой около года назад. Они оба бездомные, которые натерпелись много всего на улице. Пара решила объединить усилия, поскольку жить вдвоем легче и безопаснее. А на улице на самом деле царит беспредел и жестокость. Несколько недель назад они в очередной раз вступили в перебранку с «наркоманами», которые ходят поблизости их палатки на пустыре неподалеку от автовокзала.  Периодически здесь точатся самые настоящие «войны» между другими бездомными и людьми с зависимостями. Доходит даже до драк с ножами и битами.

«Мне 45 лет. Я теперь одним глазом вижу. Мы никого не трогали – купили и поставили себе палатку недалеко отсюда. А здесь наркоманы, они постоянно к нам цепляются. Не дают житья и все воруют. Мы когда заносим что-то в палатку, стараемся съедать это сразу, чтобы никто не отобрал. Я начала там парня хаять, а он взял и дал мне в глаз. В больницу идти денег нет. Так у меня глаз и вытек. Лопнуло там что-то нафиг. А еще один парень, которого жена на улицу выгнала, теперь живет по соседству с нами. Я говорю Сашке, что всех не обогреешь. Я бы пошла работать, даже несмотря на глаз, но у меня нет паспорта», - объясняет Алла.

У Аллы действительно критическая ситуация с глазным яблоком. Она не обращалась в больницу, потому что у нее нет денег, но сердобольные люди подарили ей капли для глаз, которые хоть немного убрали воспаление. Женщина рассказывает, что с тех пор видит только на один глаз, но ей уже не больно. У Аллы есть двое детей 15 и 4,5 лет, которые остались в оккупированном Крыму под присмотром пожилой матери. Она без утайки признается, что оставила детей и сбежала с любимым мужчиной в Херсонскую область. Там у них что-то не сложилось, и она по стечению обстоятельств случайно оказалась в Запорожье. Жить было негде, и она сначала ночевала то на вокзале, то около какой-то церквушки. Позже она встретила «своего Сашу» и живет с ним неподалеку в палатке. Алла сетует, что не может восстановить паспорт, поскольку она жительница другой области. Не так давно ей сказали, что могут устроить ее в реабилитационный центр при каком-то молитвенном доме, но она отказалась под тем предлогом, что не может сейчас расстаться с Александром.

Эта пара зарабатывает на жизнь тем, что сдает стеклянные бутылки. И, кажется, даже гордится этим занятиям. На поиск бутылок они отправляются с самого утра. Цена одной стеклянной бутылки объемом в 0,5 литров – 50 копеек, а битая тара – 30 копеек. В день они в среднем спокойно могут насобирать бутылок на 40 гривен и больше. Эти деньги они тратят на еду и чай.

«С февраля 2019 года я живу на улице. Ну, получилось так. Я до этого был в Мелитополе в реабилитационном центре. Меня там побили, и я убежал. Нам предлагали в центр в Бердянск поехать. Но ее отдельно забирают, а меня отдельно. Всё. Я ее не брошу. Мы знаем друг друга с марта месяца. У нас нет ничего – ни работы, ни сбережений. Мы просто собираем бутылки. Мы куда только не обращались за помощью, но ничего толкового. Только в Красном Кресте нам помогают», - объясняет Александр.

В ходе нашего общения о каких-то мелких подработках, Александр достает из внутреннего кармана своего старого пальто красный чехол для очков и демонстративно показывает свою оправу с линзами для зрения. Это детское хвастовство выглядит так неуместно и искренно одновременно, что напоминает ситуацию на детской площадке, когда малыши меряются у кого круче водяной пистолет.

В этот момент одна из волонтерок Красного Креста суетливо забегала и сказала, что ей нужно срочно собрать какой-то перекус для «папы и мамы». На наш вопрос, правильно ли мы понимаем, что это семья бездомных, она объясняет: речь об одном мужчине с определенными психоневрологическими особенностями. Он не разговаривает в повседневной жизни. Только когда видит входные двери Красного Креста,  произносит всего лишь два слова «папа-мама».  Как оказалось,  это место у него ассоциируется с домом, и «папой» он когда-то давно привык называть бывшего руководителя "Красного креста" Константина Силина, а «мамой» или правильнее даже сказать «мамами»  для него стали заботливые волонтерки организации. В обществе объясняют, что таким людям нужен особый уход и внимание, но вот устроить их в психоневрологический интернат без документов с улицы не так просто.

«У нас есть свой банк одежды. Мы отдельно раскладываем женскую, мужскую и детскую одежду. Мы знаем, что к нам придет тот же Саша и Алла. Я для них подыскиваю зимнюю куртку, обувь.Также это какое-то питание по обращению, бинты, перевязка и медикаменты. Прежде всего, бездомные нуждаются в питании, особенно кушать хочется зимой, и мы стараемся им подыскивать что-то питательное. Для бездомных очень важна психологическая поддержка, и в период пандемии мы раздаем маски. У нас есть подопечные, которых мы сейчас пытаемся устроить в социальные пансионаты, пытаемся найти их родных. К сожалению, я знаю очень мало историй, когда люди поднимаются, начинают зарабатывать и возвращаются к привычной жизни», - рассказывает заместительница главы Красного Креста Алла Новикова.

Примечательно, что Алла Ивановна знает каждого из бесприютных посетителей поименно, она сопереживает их бедам и говорит о том, что не может судить людей за то, что у них в жизни произошло. Она уже около 17 лет работает в Красном Кресте и за это время спасла от голода и холода десятки людей. По словам Аллы Ивановны, сейчас начинается самый сложный период для людей, у которых нет дома. Многие из них замерзают на улицах, кто-то остается без пальцев рук и ног в результате сильного обморожения. Организация обеспечивает их питанием и теплой одеждой, которой сейчас катастрофически не хватает, а вот с временным ночлегом в Запорожье действительно беда.

Те, к кому не приедет  «скорая», и кто зимой предпочтет сесть в тюрьму, чем окоченеть на улице

Только в Запорожье в Центре учета бездомных в базе насчитывается 1,5 тысячи человек. Это лишь малая часть тех, кто самостоятельно обратился за помощью к соцработникам. Реальное же количество бездомных в разы выше.

В Запорожском регионе насчитывается 11 центров учета бездомных лиц: в Запорожье, Бердянске, Токмаке, Энергодаре, Мелитополе, Приморске, а также в Пологовском, Васильевском, Бильмакском, Акимовском районах. В этих центрах на сегодня предоставляют только такую услугу, как «представительство интересов». Речь идет о помощи в восстановлении паспорта и предоставлении временной регистрации. Также соцработники могут сконтактировать бездомных людей со службами и организациями, которые дают какое-то минимальное питание, сезонную одежду или временный ночлег. Бюджетных социальных гостиниц, приютов или центров реинтеграции в Запорожье нет. Есть несколько реабилитационных центров при религиозных организациях. По словам соцработников, большая часть из них заполнена, а те, что еще функционируют, предпочитают брать под крыло трудоспособных людей в возрасте до 50 лет, которые могут выполнять определенные виды работ и обслуживать себя сами. А вот люди с инвалидностью или пенсионного возраста и те, кто не так давно покинул места лишения свободы, оказываются в числе тех, кому сложнее всего найти какое-то пристанище и прокормить себя.

«Не все еще хотят решать свои вопросы. Вот у нас есть в базе 1,5 тысячи человек, и из них самостоятельно выписались только 2 человека. С начала года мы поставили на учет 62 человека. Иногда жалко человека, но ничем помочь не можешь. Длительное время находясь на улице, люди обмораживают руки и ноги, есть инвалиды, которые уже не могут найти работу. Бывают случаи, когда к нам обращаются люди с жалобами на то, что кто-то поселился у них в подвале. Бездомные наносят туда матрасы, какие-то вещи, лохмотья с мусорки. Понятно, что это рассадник бактерий. Люди бьют в колокола, но никто ничего не может сделать. С начала года у нас было 4 случая, когда бездомные поселились прямо в подъезде. Обычно это пожилые люди.Сами сердобольные жители их подкармливают, помогают. Хотя, если объективно на это все взглянуть, то люди просто вышли на уровень животных», - рассказывает сотрудница Центра учета бездомных Инна Мостовая.

«Из вокзалов гонят, в больницы не пускают»: как в Запорожье выживают зимой несколько тысяч «людей улиц», фото-24

Часть из них просто собирает бутылки, чтобы купить себе что-то из еды, часть попрошайничает, а кто-то совсем «в лоб» признается, что зимой выжить на улице практически нереально – с вокзалов их гонят, в больницах не разворачивают больше пунктов обогрева, никакого временного ночлега нет. Чтобы согреться люди забиваются в подвалы многоквартирных домов, теплотрассы, обустраивают шалаши на улице или же живут прямо в подъездах жилых домов. Понимая свои плачевные шансы выжить и/или не желая как-то кардинально менять обстоятельства, люди улиц открытым текстом говорят, что готовы пойти на преступления – кражи, разбой, телесные повреждение или даже убийство, лишь бы сесть в тюрьму и гарантированно получить как минимум постель и питание.

«Мы знаем такое, что люди совершают преступления, чтобы попасть в места лишения свободы. Не все могут выжить на улице зимой. Они сами признаются, что им проще убить кого-то, своровать, чтобы попасть в тюрьму. У нас было социальное патрулирование и первый вопрос с которым обращаются – это забрать человека с улицы. На уровне города Запорожья у нас нет ни приюта, ни ночлежки. У нас не так давно была ситуация, когда к нам обратилась бабушка 1938 года рождения. Ее можно было устроить в интернат, потому что у нее нет детей, но эта ситуация застопорилась весной из-за карантина. У нее был паспорт и даже была оформлена пенсия, но не было места регистрации, чтобы она получала эту пенсию. Мы помогли ей в регистрации и посодействовали, чтобы ее на время забрали в реабилитационный центр. У нее есть пожилая сестра, и она хотела найти свою сестру, но сколько представители религиозной организации не выезжали по этому адресу, найти ее так и не удалось. В связи с обострением ее состояния здоровья она согласна на то, чтобы ее забрали в дом престарелых, но для этого нужно собрать документы. А кто этим будет заниматься сейчас непонятно - каждая служба перекладывает ответственность друг на друга», - поделилась социальная работница Елена Байдук.

«Из вокзалов гонят, в больницы не пускают»: как в Запорожье выживают зимой несколько тысяч «людей улиц», фото-25

На свободе же люди не хотят или не могут устроиться на работу, не имеют возможности искупаться или хоть как-то защитить свое здоровье. В Центре учета бездомных их направляют на флюорографию, в Красном Кресте после заполнения анкеты проводят обследование на ВИЧ/СПИД, но при этом бывают случаи, когда к таким людям даже отказывается выезжать «скорая помощь».

«У нас был такой случай, когда понадобилось помощь пожилой бездомной женщине с переломом шейки бедра, но "скорая" отказывалась выезжать под предлогом COVID-19. Она и ранее была на лечении в девятой горбольнице, потом ее выписали из больницы раньше срока, а главврач нам объяснил, что они принимают только пациентов в ургентном состоянии, которых вот прямо сейчас надо оперировать. В итоге поднялась общественность, и ее удалось поместить в больницу. Есть и противоположные истории. Так, например, в пятой горбольнице с 2018 по 2020 год находился мужчина с Крыма. Он раньше отбывал наказание в Вольнянской колонии. После освобождения в состоянии алкогольного опьянения у него были обморожены руки и ноги, и это привело к ампутации пальцев на руках и ног выше колена. Пока он был на лечении, то был в палате, а потом он жил во дворе. Он там даже буянил и пытался скандалить с медсестрами. Больница много для него сделала. Когда мы начали узнавать его ситуацию, то выяснилось, что из документов у него была только справка об освобождении. У него не было ни регистрации, ни паспорта. Все это время он находился в больнице. Медучреждение инициировало, чтобы ему восстановили паспорт, ситуацию усложняло то, что он с оккупированного Крыма. Теперь он получает выплаты по инвалидности, он активно обращался на правительственную горячую линию касательно помощи в сопровождении, поскольку он передвигается на инвалидной коляске», - поделилась Инна Мостовая.

При этом в некоторых больницах города бродяги после лечения остаются жить при медучреждении, поскольку им просто некуда идти. Иногда сами медики, хлопочут за своих проблемных пациентов и собирают документы, чтобы поместить стариков и людей с инвалидностью в гериатрические пансионаты, интернаты и приюты. Однако, это скорее исключение из правил, чем реальность. Усложнением стал тот факт, что социальные интернаты не так давно стали платными, и за месячное содержание необходимо платить 7,5 тысяч гривен. Если же у человека есть какие-то близкие родственники, то даже если они отказались от бездомного, он не может претендовать на проживание в интернате для взрослых или пансионате, поскольку формально у него есть родные, которые могут о нем позаботиться.

Призрачный центр реинтеграции, поддержка волонтеров и религиозных организаций

Мы отправили информационный запрос в областной департамент социальной защиты населения и в городское управление, чтобы узнать, сколько же денег закладывают в бюджете на помощь бездомным. Ответ был краток: в области вообще ни копейки не предусмотрено на эти цели, а в городском управлении соцзащиты назвали сумму в 104 тысячи гривен на весь год (для сравнения, исполком в этом году заказал на 174 тысячи гривен размещение публикаций только в одной газете). В эти 104 тысячи гривен входят горячие обеды в зимнее время, затраты на восстановление паспорта и санитарная обработка. При этом абсолютно все организации, в том числе Красный Крест и Центр учета бездомных и общественные организации нам подтвердили, что уже второй год подряд не оказывается санитарная обработка бездомных. Раньше им выдавали направления на то, чтобы искупаться и обработать одежду и личные вещи от паразитов с помощью специальных дезсредств. Такую услугу ранее оказывали на Карпенко-Карого в Шевченковском районе города, но теперь в связи с карантином эту услугу временно не предоставляют. Что же касается пунктов обогрева при больницах, то по неофициальной информации нам сообщили, что в связи со сложной эпидемиологической ситуацией из-за COVID-19 в этом году больницы не будут запускать бездомных «просто погреться».

Что же касается строительства центра реинтеграции для бездомных лиц на улице Перспективной в Заводском районе города, который так активно обсуждали в 2016-2018 году, то в УКСе подготовили проект, провели тендер почти на 10 миллионов гривен - и на этом все сошло «на нет». Главный инженер городского Управления капитального строительства Андрей Павлусь объяснил это тем, что из-за отсутствия бюджетного финансирования какие-либо работы по реконструкции здания под этот центр пришлось свернуть. При этом, если чиновники вновь заходят возродить проект, то его придется снова корректировать в соответствии с актуальными ценами на стройматериалы и работы, и уже это будет стоить как минимум на треть дороже.

Общественная активистка и руководительница ОО "Січова допомога" Елена Гулая отмечает, что практически во всех крупных городах Украины есть центры по реинтеграции, социальные гостиницы или банальные муниципальные ночлежки, которые позволяют предоставить временный приют для тех, у кого нет дома. Можно вести бесконечную дискуссию о том, стоит ли выделять деньги налогоплательщиков на содержание тех, кто не работает и ведет такой образ жизни, но минимальные условия для того, чтобы не погибнуть зимой, у людей должны быть.

«Экологические и социальные проблемы в Запорожье наиболее кричащие. У нашей власти не стоит в приоритетах защита прав человека, хотя это одна из главнейших обязанностей. Мы хотим сейчас совместно с неправительственными организациями обратиться к новому составу депутатов, чтобы решить этот вопрос. Я на днях была на кормлениях, там страшная ситуация – беременные женщины, инвалиды. Это ужасно. Я ранее испробовала все, чтобы привлечь внимание к бездомным, включая бюджетную комиссию. У нас, к сожалению, не получилось. Я думаю, что причина была в безразличии. Эта ведь не просто проблема одной группы людей, это опасность для всей громады», - рассказывает Елена Гулая.

Елена также координирует деятельность других общественных организаций и отдельных волонтеров среди всей области. Благодаря их совместным усилиям была создана дорожная карта помощи, где указаны телефоны медучреждений и организаций, которые могут оказать ту или иную помощь в зависимости от ситуации. Собственно в Запорожье помощь людям улиц оказывают преимущественно неравнодушные волонтеры и активисты, а вот о какой-то поддержке от чиновников даже нет речи. Исключением является только Центр учета бездомных лиц, но сами сотрудники центра отмечают, что у них слишком мало возможностей, чтобы помочь всем. Они оказывают помощь в оформлении паспорта и предоставляют регистрацию (временную), а также могут скоординировать с другими службами (юридическая, психологическая помощь, благотворительные организации).

«Очень часто в нашей работе мы сталкиваемся с тем, что не все даже понимают, что входит в понятие «бездомный». К нам приходят люди, которые рассказывает, что проживают в реабилитационных центрах, у друзей или знакомых. Они могут к нам обращаться за помощью в регистрации места проживания, и при этом иметь средства для аренды жилья. Закон Украины четко регламентирует, кто такие бездомные. Сейчас мы оказываем только две услуги – представительство интересов и консультирование. Чаще всего к нам обращаются с тем, чтобы восстановить паспорт. Не так давно были внесены изменения в законодательство, и теперь те, кто не имеет постоянного места проживания, могут зарегистрироваться по адресу нашего Центра учета бездомных, поскольку здесь они получают социальные услуги», - рассказала сотрудница Центра учета бездомных лиц Елена Байдук.

«Из вокзалов гонят, в больницы не пускают»: как в Запорожье выживают зимой несколько тысяч «людей улиц», фото-26

Также благотворительную помощь оказывают в равной степени религиозные организации мусульман, христиан, а также при каждом крупном храме (санктуарии/молитвенном доме) зимой есть раздача бесплатных горячих обедов для тех, кто в этом нуждается.

Активистка Айша Иса переехала с семьей в Запорожье в 2014 году. Она состоит в общественной организации «Вера» и «Сафия». У мусульман благотворительность находится в центре системы ценностей. Именно поэтому Айша совместно с единомышленниками и единомышленницами проводит бесплатное кормление для всех, кто в этом нуждается. Еженедельно на выходных они собираются рядом с вокзалом «Запорожье-2» и готовят полноценные обеды для бездомных и малоимущих.

«Сначала делали обеды с различными организациями. Начинали сами, первое время раздавали еду на железнодорожном вокзале. Ещё с Красным Крестом сотрудничали. С прошлого года проводим такую акцию «накорми голодного» на постоянной основе. Когда весной был жесткий карантин, мы временно не могли оказывать помощь, но сейчас еженедельно это делаем по субботам. К сожалению, возможности не такие большие, чтобы делать чаще.Так как с каждым разом людей все больше. Горячие обеды состоят из супа, гарнира, салата, бутерброда и чая. По возможности берем с собой какие-то базовые медикаменты. Собираем также теплые вещи. Сейчас их разбирают в первую очередь. В прошлую зиму мы помогли нескольким семьям найти работу, отмыли их, помогли сделать документы, потому что у многих их нет», - делится Айша.

Большую поддержку бездомным оказывает общественная организация «Илана». Они раздают горячие обеды каждый четверг и пятницу на автовокзале и на ж/д вокзале «Запорожье-1». Здесь собираются большие очереди. Руководитель организации Игорь Пилипушка рассказывает, что помимо кормления они также пытаются вести беседы с бездомными, могут на время приютить тех, кто в этом нуждается, в реабилитационных центрах. Волонтер организации Олег Политов отмечает, что в сложных жизненных обстоятельствах люди могут оказываться в том числе из-за алкогольной зависимости и пристрастия к наркотикам. У организации есть молитвенный дом и реабцентры: уверяют, что те, кто действительно хотят изменить образ жизни, могут это сделать, а они предоставляют для этого необходимые условия – временное жилье, питание и одежду.

«Мы работаем уже около 5 лет. У нас есть помощь для пожилых людей, инвалидов, бездомных, освобожденных из тюрьмы. У нас есть дом милосердия для тех, кто оказался в сложных жизненных обстоятельствах. Помимо этого, у нас есть три христианских реабилитационных центра для алко-наркозависимых. Это не просто ночлег на один день. У нас есть курсы реабилитации с семишаговой программой, рассчитанной на срок до 9 месяцев», - рассказал Олег Политов.

Реабцентры таких негосударственных организаций не совсем легальны в юридической плоскости. Как нам объяснили, это по факту частный дом, который может вмещать до 20 людей. В этих домах бездомные могут проживать кратковременно, около 6-9 месяцев. Курсы реабилитации поделены на несколько условных этапов и на первых порах людям предлагают адаптироваться к новой среде обитания и отказаться от алкоголя, табака и наркотиков. И постепенно их привлекают к каким-то временным работам и служениям.

«Я сам раньше был таким – наркоманом, алкоголиком, меня выгнали из дому. Я потерял контакты со всеми. Я попал в точно такой же реабилитационный центр и прошел курс за 11 месяцев. Было нелегко. Мы помогаем людям поменять мышление. Они проживают в этих центрах с определенным распорядком дня. Мы находимся на самообеспечении, иногда выходим на какие-то подработки. Эти люди потеряли все: работу, семью, отношения с родными. Им нужна помощь и восстановление. Я не верю в случайности и в существование какой-то черной или белой полосы. Мы все люди и выбираем, как нам жить. У нас есть видение – помочь людям выбраться из сложившейся ситуации, а в дальнейшем они смогут пойти по тому пути, который прошли сами, и помочь другим», - подытожил волонтер Олег Политов.

«Из вокзалов гонят, в больницы не пускают»: как в Запорожье выживают зимой несколько тысяч «людей улиц», фото-50

При этом организаторы рассказывают, что идеализировать всех подряд не стоит и многие из тех, кто приходил в такие центры, уже через несколько дней возвращались снова на улицу, потому что чувство свободы взяло вверх, и они не смогли или не захотели принять какие-то правила или условности, но были и позитивные примеры. Журналисты пытались наведаться в такие центры, но нам их так и не показали, аргументируя это тем, что не хотят получить огласку, поскольку не единожды были истории, когда полиция «разоблачала» нелегальные центры, где людей якобы силой держали в рабстве. С одной стороны, энтузиасты хотят сделать благое дело и приютить людей, а с другой - они официально не зарегистрированы как реабилитационный центр, не имеют в своем штате реабилитологов, медработников и психологов, чтобы проводить такого рода деятельность, а также не имеют договоров с теми, кто у них проживает (это сделать вообще нереально, поскольку у большей часть бездомных нет даже паспорта).

«Государство хочет с одной стороны, чтобы в центрах все было в рамках действующего законодательства, а с другой стороны содействовать в этом не пытается. Мы не делаем ничего противозаконного. Сейчас мы пытаемся подписать Меморандум с полицией о совместных действиях. Мы оказываем помощь с ночлегом 40 - 50 бездомным. Это все условно. Люди приходят и уходят, кто-то может и несколько лет провести на одном месте. Мы никого не держим, если человек хочет уйти, он уходит. Все основывается на добровольном желании человека в своей жизни что-то поменять»,- делиться руководитель общественной организации Игорь Пилипушка.

Напоследок, благотворительная организация  «Сеть 100 процентов жизни. Запорожье» за счет финансирования из ЕС реализовала проект по оказанию помощи бездомным в зимний период времени. Сюда входит раздача продуктов питания и воды, а также гигиенических наборов на базе Красного Креста и с выездом в места поселения; медпомощь (включая консультации и осмотр семейного врача), оказание психологической поддержки через "горячую линию", восстановление документов и помощь в поиске работы.

Также Красный Крест занимается тем, что помогает устроить своих подопечных в профильные медучреждения. Таким образом, не так давно один человек с инвалидностью, который жил на улице и попрошайничал, оказался в хосписе при 10-й горбольнице.

«Из вокзалов гонят, в больницы не пускают»: как в Запорожье выживают зимой несколько тысяч «людей улиц», фото-51

При этом и соцработники, и волонтеры в один голос твердят, что у таких бесприютных людей, есть одна отличительная черта, которая иногда толкает их на странные и необъяснимые поступки, а именно - жажда свободы. Не единичными были случаи, когда бездомные сами сбегали из пансионатов, реабилитационных центров и хосписов вновь на улицы. Здесь они живут, добывают еду и деньги в местах скопления людей. Они могут рассказывать, какие-то истории из своей жизни вымышленные или реальные, чтобы вызвать какую-то эмоцию, но при этом они не пытаются нагло лгать, а оставляют без ответа неудобные вопросы. Эти люди привыкли выживать сами, но рассчитывают на человеческое милосердие в это непростое время.

Фоторепортаж Екатерины Клочко

Как и чем можно по желанию помочь людям, которые оказались в сложных жизненных обстоятельствах:

1) Теплую одежду (верхняя одежда, свитера, трикотаж) и обувь мужскую и женскую вы можете передать в областную организацию Красного Креста (улица Почтовая, 4-а, время работы с 9.00 до 18.00) или в ближайшую районную организацию Красного Креста. Телефон для связи - 061 764 28 23.

2) Также вы можете помочь материально с организацией питания и сбором одежды. Связаться с организацией «Січова допомога» вы можете здесь, сайт «Карітас Запоріжжя». Также помощь нужна организациям «Вера» и «Илана»

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
#люди #помощь #бездомные #приют #зима #бомж #паспорт #работа #ночлег #волонтеры
12,0
Высокие оценки пользователей за Полезность
Авторизируйтесь, чтобы оценить
Авторизируйтесь, чтобы оценить
Спецтема
Это тексты о жизни без фильтров. Наши герои - жители города и области, которые оказались в сложных жизненных ситуациях, но при этом не опустили руки, а продолжают не выживать, а жить. Люди, которые не боятся перечить системе и бороться с ней.

Комментарии

Объявления
live comments feed...