“На моих церемониях плачут даже официанты”: запорожанка Елена Ярошенко о том, как она открыла свадебное агентство

“На моих церемониях плачут даже официанты”: запорожанка Елена Ярошенко о том, как она открыла свадебное агентство

Елену Ярошенко в Запорожье знают как волонтершу. Когда началась война, она фактически бросила свой свадебный бизнес и начала ездить на фронт - возить нашим ребятам бронежилеты, прицелы и берцы. Сейчас Елена потихоньку возвращает к жизни свое свадебное агентство “Любовь-морковь” и бесплатно организовывает торжества для военных.

В рамках проекта о запорожских бизнесменах 061 поговорил с Еленой Ярошенко о том, как создавалось ее агентство, какие курьезы происходят с невестами и стали ли запорожцы за последнее время сильнее экономить на свадьбах.

Когда-то я активно играла в КВН. Потом друзья-квнщики начали жениться, я побывала на их свадьбах и подумала, что смогла бы организовать все это лучше. Как раз ушла в декрет, захотелось чем-то заняться, и решила попробовать организовывать свадьбы.

Поставила себе срок: если за два года декрета что-то с этой затеей получится, то буду продолжать. Если нет - значит не судьба.

Друзья смеялись и уверяли, что даже за три года результата не будет. Это был 2007 год, уже 10 лет назад прошло.

Начинали мы с блокнота, ручки и своих ножек. Стартовали с компаньоном, ее зовут Ксюша. Когда мужья поняли, что мы загорелись, и у нас это не пройдет, то дали нам компьютер, дали деньги на телефон Wellton и офис. Когда что-то начало получаться, они удивились, мол вы еще и деньги можете зарабатывать? Для них это было удивительно.

“На моих церемониях плачут даже официанты”: запорожанка Елена Ярошенко о том, как она открыла свадебное агентство , фото-1

Постепенно коробки со свадебным декором заполонили все пространство и мы решили, что пора искать офис попросторней. Со временем подбирались все ближе и ближе к проспекту, и вот дошли сюда (офис Елены Ярошенко находится в районе площади Пушкина, - прим. 061). Команду собирали очень серьезно. Мы не хотели работать с тамадами старой закваски.

Когда я искала тамаду для собственной свадьбы, разные тётушки мне рассказывали про переодевание гостей, про конкурсы с яйцами, стриптиз боярина и дружки... Ужас. 

В результате мою свадьбу провел друг-КВНщик. Это было весело и современно, без переодеваний, стриптизов и пошлых конкурсов. Тогда я поняла - это то, что надо. 

Мы долго отбирали ведущих, искали молодых ребят, не испорченных “тамадовством”. Рестораны тоже отбирали очень долго. Если ресторан допускал какую-то “лажу” на свадьбе, то с ним мы больше не работали.

Первыми клиентами были мои сотрудники из налоговой, в которой я на тот момент еще официально числилась. Помню, для этой свадьбы мы заказали каравай и поехали на Кичкас его забирать. И вот мы стоим с этим караваем, а навстречу идут два “пацика” и говорят “оо, хлебушек!”. Мы поняли, что надо побыстрее вызывать такси и уезжать. В общем, потратили мы на него 25 гривен, а получили 12. Но это был первый заказ и мы были счастливы.

Мы стараемся брать все в свои руки. На свадьбе никто не помнит, кто что заказывал. Они знают, что вы организатор, видят визитки агентства, а значит вы за все в ответе. 

Вы же не будете всем уточнять, что торт, который развалился, заказала мама невесты у соседки тёти Маши, чтобы сэкономить. Или что букет был заказан на Малом рынке, чтобы подешевле, и не прожил и двух часов

Если вы идете в агентство, вы должны быть готовы отдать ему полный комплекс работ по организации свадьбы, чтобы итоговая картинка получилась хорошей.

“На моих церемониях плачут даже официанты”: запорожанка Елена Ярошенко о том, как она открыла свадебное агентство , фото-2

Мы не стеснялись сказать, что чего-то мы не умеем. Например, если нам звонили и хотели заказать выездную церемониию, а мы такой еще на тот момент не проводили, то мы честно об этом говорили. Сейчас я считаю, что моя выездная церемония - самая красивая в городе. На последней например, официанты плакали. Для меня это показатель. Если даже их пробило на слезу от того, как было красиво и романтично, наверное это что-то да значит.

Иногда приходится быть психологами. Например, пришла к нам как-то пара и говорит, что для мамы жениха проблемно отпустить сына. Он единственный, поздний, долгожданный. Тогда мы решили на выездной регистрации дать голубей и молодоженам, и родителям. И подали это так, что мол как улетают голуби, так вы отпускаете детей в свободную жизнь.

И вот три родителя стоят спокойно отпускают руки и голуби улетают, а мама жениха все держит этого голубя, и сдавила его так, что голубю сейчас станет плохо

Тогда папа жениха говорит “да отпусти ты его”. Она открывает руки, и мы понимаем, что она прошла этот период, она отпустила своего сына во взрослую жизнь.

“На моих церемониях плачут даже официанты”: запорожанка Елена Ярошенко о том, как она открыла свадебное агентство , фото-3

Каждая вторая невеста, которая сама подготовила свою свадьбу, считает, что она уже организатор. Она берет у мужа деньги, которые им на свадьбу надарили, открывает агентство, делает это с пафосом, но проходит время, она делает пару свадеб, портит их, портит впечатление об агентствах вообще и уходит с рынка за один сезон. А мы начинаем восстанавливать репутацию.

Несколько раз нам даже звонили люди из других городов, разыскивая людей из разных агентств, потому что те взяли аванс и исчезли, или запороли всю свадьбу

То же самое с фотографами - кто-то купил фотоаппарат, снял свадьбу друзей, и решил, что он уже фотограф. А это такое событие, которое уже не переснимешь. 

“На моих церемониях плачут даже официанты”: запорожанка Елена Ярошенко о том, как она открыла свадебное агентство , фото-4

У меня был самый смешной случай, когда “боярин” приехал на свадьбу после стажировки в Америке. А там бургеры, картошечка-фри, сами понимаете. И вот он надел костюм, мы выкупаем невесту, он приседает и у него лопаются штаны. Ну что делать, открываем волшебный чемоданчик, и пока невеста пьет шампанское, мы начинаем это все сшивать, а чтобы наверняка - закрепляем степлером. Он всю свадьбу ходит, как офицер королевского полка, боялся лишний раз пошевелиться. 

Так что мы и психологи, и швеи, и флористы, и дизайнеры. Иногда ведущего просто хочется выгнать со свадьбы и довести свадьбу до конца, потому что жалко молодоженов. Родители взяли на себя подготовку, пригласили какого-то друга или соседа, а он просто ужасен. 

“На моих церемониях плачут даже официанты”: запорожанка Елена Ярошенко о том, как она открыла свадебное агентство , фото-5

Как-то мы делали свадьбу в стиле "Алисы в стране чудес". Ведущими банкета были шляпник и заяц, выездную регистрацию я вела как белая королева, в центре зала была шахматная доска, на которой танцевал шоу-балет, одетый как пешки.

Пространство было поделено на четыре зоны: зона белой королевы, зона шляпника, зона красной королевы и райский сад. Все зоны были оформлены абсолютно в разных стилях. Такое в Запорожье пока больше никто не повторил. 

А еще у нас была кедовая свадьба. 

Жених просто пришел и сказал, если меня оденут в костюм и туфли, то я жениться не буду

Мы спросили, в чем он себя комфортно чувствует. Он сказал - в кедах. И мы решили делать кедовую свадьбу. Когда они сообщили родителям, мама жениха три дня не спала. Она не понимала, как скажет это все родственникам. Но в итоге все прошло отлично. На этой свадьбе все - от двухлетних детей и до бабушек - были в кедах. 

Была пара, которая фанатично любит кофе. Конечно, мы им сделали кофейную свадьбу. И гости запомнили этот праздник по запаху, теперь когда заходят в кофейни, всегда вспоминают эту свадьбу. 

“На моих церемониях плачут даже официанты”: запорожанка Елена Ярошенко о том, как она открыла свадебное агентство , фото-6

Очень не люблю неконтролируемые выкупы невесты. У меня была невеста, которая только вышла из больницы, плохо себя чувствовала. А ее родственники из Кубани схватили на Шевченковском и куда-то унесли за три квартала. Потом мы их догнали и еще два часа выкупали невесту. С тех пор я стараюсь этот процесс контролировать. Мы находим адекватных гостей, договариваемся с ними заранее.

Как-то на Осипенковском нашу невесту украли и спрятали в подвале кафе на мешках с картошкой в полной темноте. Она потом долго отходила от шока.

Мы проводим долгие беседы с родителями. Особенно с теми, кто привык по-старинке участвовать во всем. Для них непонятно - как это, если организуют все без них? Они начинают доставать детей и доводить их до истерики. Тогда родителей приводят к нам, мы им объясняем, что происходит, и направляем их энергию.

Если попадаются совсем активные, то у нас есть понятие - "нейтрализатор родителей". Мы придумываем им задание. У нас одна мама была оочень активной, ей обязательно надо было что-то сделать на свадьбу сына. Мы узнали, что у нее есть пасека и предложили подготовить гостям маленькие баночки с медом и вышить на них сверху салфеточки. Мама почувствовала, что она поучаствовала, и была довольна.

“На моих церемониях плачут даже официанты”: запорожанка Елена Ярошенко о том, как она открыла свадебное агентство , фото-7

Я люблю, когда ребята сами оплачивают свою свадьбу, а не родители. Они тогда точно знают, чего хотят, а от чего готовы отказаться. Они понимают, что не надо кормить тётю Машу, которую они ни разу не видели, но мама привезла ее из какого-то села. Родители же, как правило, считают, что нужно экономить на всем, но закатить банкет на 100 человек в столовой какого-то завода, чтобы уважить всех родственников.

Я выдыхаю после первого танца. В этот момент я понимаю, что все хорошо. Мои координаторы выдыхают только тогда, когда уходит последний гость.

Но все равно волнение есть всегда. Для меня, например, очень странно, если не заплакала мама. Я начинаю думать, может я что-то не так сделала, если маму не проняло. Потом общаюсь с ней и понимаю, что она просто сама по себе не настолько эмоциональна, и успокаиваюсь.

А иногда наоборот люди бывают слишком эмоциональны. У меня был жених, который ходил на все встречи с каменным лицом, мол “я скала, меня не пробить”.

И тут начинается выездная церемония, звучит первая песня, а жених плачет. Потом идет на регистрацию - тоже плачет. Он плачет на всей церемонии. Успокаивается только когда начинаются поздравления гостей.

Я уже думала, что у него что-то произошло. Подхожу к нему, говорю - “Что случилось?”. А он отвечает “Так романтично! Я не ожидал, что будет так красиво!”.

“На моих церемониях плачут даже официанты”: запорожанка Елена Ярошенко о том, как она открыла свадебное агентство , фото-8

Хорошо работалось в 2010 году. Был хороший 2013 год. Потом пошел упадок. Если говорить о последних трех годах, то ушел средний класс. Свадьбы стали либо очень бюджетные и скромные, на 20-25 человек, либо роскошные банкеты на сто и больше гостей. Среднего варианта на 50-60 человек практически не бывает.

Сейчас очень многие делают свадьбы сами. Я прихожу под ЗАГС и сразу видно, где нет организатора. Может потому, что люди не могут себе позволить, или потому, что не доверяют агентствам, не знаю.

Скачок доллара с 8 до 25 очень сказался на нас. Это не ударило только по тем парам, которые собирали на свадьбу в долларах. Если раньше ведущий стоил 300-350 долларов, и это была нормальная сумма, около 3 тысяч гривен. То сейчас 300 долларов - это уже громадная цифра.

То же самое операторы и фотографы. Практически каждый к новому сезону обновляет свою технику, а она дорожает вместе с курсом доллара.

Цветы тоже пропорционально подорожали. Если раньше нормальный букет невесты стоил 350 гривен, то сейчас меньше чем за 700-900 букет из качественных цветов не сделаешь. 

“На моих церемониях плачут даже официанты”: запорожанка Елена Ярошенко о том, как она открыла свадебное агентство , фото-9

На время войны я практически бросила заниматься этим бизнесом.

Сначала мы начали помогать переселенцам. Штаб мы открыли здесь же, этажом ниже.  Потом ездила на фронт, возила гуманитарную помощь, посвящала этому все свое время. 

Здесь осталась одна работница и мой компаньон. Они вытянули на себе 2014 и часть 2015-го года. Я тут почти не появлялась.

“На моих церемониях плачут даже официанты”: запорожанка Елена Ярошенко о том, как она открыла свадебное агентство , фото-10

Потом компаньон ушла в декрет, а работница взяла и подсела на игроманию. В результате украла деньги, испортила нам репутацию и вогнала нас в долги.

Когда мы начали это разгребать, оказалось, что долгов у нее не только наши 2,5 тысячи долларов, а по ее близким знакомым еще на 5 тысяч. Мы начали судиться, это немного выбило из колеи.

Я заходила в офис, а у меня было чувство, будто он изнасилованный. Сейчас у меня такое же чувство с нашей машиной, которую ограбили прямо на стоянке полиции.

Нас настолько угнетало, что человек так предал и подвел, что не хотелось заходить в офис. Поэтому за прошлый год мы провели только пару свадеб наших знакомых. Но в этом году я решила, что пора вернуться. У нас утеряны клиенты, новых мы не успели наработать, поэтому сейчас набираем новую команду и возвращаемся к жизни.

Записала Татьяна Гонченко, фото Славы Чиженка

Запорожье бизнес свадьбы Ярошенко волонтерство
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
12 очень хорошо
(3 оценки)
Высокие оценки пользователей за Стиль изложения
1 человек рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать
Комментарии