• Головна
  • Ирина Костенко: «В горсовете не так много демократов, чтобы ссориться между собой»
Кофе с депутатом
09:30, 31 травня 2016 р.

Ирина Костенко: «В горсовете не так много демократов, чтобы ссориться между собой»

Кофе с депутатом

После всех тех горшков, которые побили в наших предыдущих интервью депутаты от "Батькивщины", "Укропа" и "Солидарности", мы решили пообщаться с одним из самых разсудительных депутатов Запорожского горсовета - Ириной Костенко. Мы встретились в областном штабе партии в пятницу. Кофе не пили - сразу перешли к делу. Глава фракции "Батькивщина" рассказала 061, разделяет ли она войну своих коллег против пропрезидентской фракции, почему ее дочь не хочет идти в политику и что не так с командой нынешнего мэра. 

ДОСЬЕ: Ирине Костенко 55 лет. Возглавляет фракцию «Батькивщина» в Запорожском городском совете. Уже третий созыв подряд является депутатом, все три раза избиралась от одной и той же партии. Работает заместителем директора по социальным вопросам торгово-промышленной палаты "Примекс". Есть дочь 1991 года рождения.

- Ирина Борисовна, вы уже третий созыв в горсовете. Есть ли разница между нынешним созывом и предыдущими? Как вам сейчас работается, по сравнению с теми временами?

- Безусловно есть. Если сравнивать с пятым созывом, то мы тогда вообще пришли молодыми депутатами. И скажу вам – я вообще не думала становиться депутатом городского совета, но в политике уже очень давно, вся команда шла в горсовет, и я пошла вместе со всеми. Хотя тогда даже не понимала важности этого статуса и не знала, что нужно делать.

Если сравнивать этот год с прошлыми годами, то сейчас работать мне намного интереснее. Команда городского совета совсем другая. Меня очень радует, что зашли молодые люди, которые хотят изменить что-то в этом городе. И наша команда в том числе – они более радикальные, иногда мне приходится их приостанавливать. Но созыв намного интереснее. Честно скажу, шестой созыв у меня остался в душе какой-то… негативный, что ли… да, наверное, это слово подойдет. Очень жаль то время, за которое можно было что-то изменить, что-то сделать, но пятилетняя закрытость власти не дала возможности реализовать многие интересные проекты.

- В прошлом созыве сессии проходили очень быстро, все принималось без обсуждения, а сейчас они длятся по 10-12 часов. Как по вашему, означает ли это, что депутаты лучше работают, или это просто болтовня?

- На мой взгляд, сколько длятся сессии по времени – не имеет значения. Если отработана система прохождения документов, если комиссии досконально изучили вопросы – возможно, сессия может проходить и быстрее. В прошлом созыве они проходили быстро и мы не могли ни на что повлиять. Время было такое – позиция нашей фракции в основном была протестной, все наши проекты решений в 2013 и 2014 году были против руководства города и против того, что в нем творилось. Сегодня сессии длятся долго, и с одной стороны – это хорошо, потому что депутаты хотят разобраться в нюансах. И если на комиссиях они не разобрались, то на сессии они обмениваются мнениями и пытаются досконально вникнуть в суть вопроса. В этом ничего плохого нет. На мой взгляд, все придет с опытом.

- Вы сейчас фактически хвалите «оппоблоковцев». По крайней мере, так звучит…

- Нет-нет. У меня недавно была беседа с мэром, я сказала ему, и скажу сейчас вам открыто: изначально было такое мнение, что мол у «Запорожстали» молодые люди в руководстве, они креативные, что во власть идет команда умных профессионалов и эти люди, прийдя, изменят многое. Даже у меня в какой-то момент было такое ощущение, что они придут и наведут здесь порядок, что у них есть знания, есть видение развития города... Первое разочарование произошло сразу же, когда были представлены заместители мэра. Мы задавали им вопросы на комиссиях: вот вы идете заместителем по гуманитарным вопросам, или замом по ЖКХ, что конкретно вы планируете делать? Некоторых мы знали, по Малыш (Валентина Малыш, экс-директор департамента финансов, - прим. 061), например, вопросов не было… Ну, то есть, были вопросы, но мы знали, кто она, по крайней мере, профессионал своего дела. Но из «заводских» заместителей мэра никто нам не смог ответить, чем они собираются заниматься. Все сказали, что мы придем, соберем общественность, соберем специалистов, поговорим, проанализируем и дадим вам программу. Тогда у меня вопрос: зачем вы идете во власть? Ну ладно депутаты - когда они идут во власть, у них есть желание что-то изменить. Некоторые понимают, что именно они хотят изменить и как, некоторые нет, просто хотят в целом, чтобы было лучше. А заместители мэра – это люди, которые идут в исполнительную власть, они должны понимать, что именно нужно делать. А я у них ни программы, ни знаний не увидела.

И то, что я вижу сегодня – у власти нет взаимопонимания с депутатским корпусом. Почему, если это проект решения со стороны Оппоблока – это хорошо, а если это предлагают другие политические партии – как бы вы к ним не относились, но если это идет во благо города - почему это плохо? Я не понимаю этого. Конечно, политика присутствует в работе депутатского корпуса. Но все мы избраны территориальной громадой и в первую очередь надо решать ее проблемы. Я не вижу на сегодня профессиональной команды у мэра. Возможно, они дальше реализуют себя, посмотрим…

Ирина Костенко: «В горсовете не так много демократов, чтобы ссориться между собой», фото-1

- Вас выдвигали на должность секретаря, но вы отказались. Почему?

- Есть две причины. Первая в том, что на это должно быть личное желание. А я вам прямо скажу – у меня нет таких амбиций. Быть секретарем горсовета при руководстве «Оппоблока»… Смогла бы я перебороть систему изнутри? Смогла бы я руководить самим городским советом? По некоторым вопросам - да, я всю жизнь занимаюсь общественно-политической деятельностью. Наверное, я была бы неплохим секретарем городского совета. Бояться? Врядли. Скажу так: секретарем городского совета по своим личностным качествам я могла бы быть. Но сложилась такая ситуация, что мне пришлось снять свою кандидатуру.

Мы разбирали ситуацию с выборами секретаря городского совета… И знаете, я считаю, что все-таки виновата «Солидарность». Мы понимаем их амбиции, потому что они партия власти… Не было согласия по Константинову у всех трех фракций потому, что он человек бизнеса. Но наша фракция готова была поддержать Зайцева. А они так затягивали весь этот процесс согласования со своим руководством, что просто терпение кончилось. И к сожалению, мы увидели, что и Слава (Зайцев, - прим. 061) – не самостоятельная личность. Ну и вот эти наши передрязги закончились тем, что я отказалась быть секретарем. Тогда была ситуация, когда можно было все разрулить, и я поняла, что нужно снимать свою кандидатуру. Я ее снимала с расчетом на то, что и Константинов тоже откажется. И тогда мы спокойно могли бы избрать того же Зайцева, но получилось то, что получилось.

- Сейчас ваши коллеги по фракции устроили настоящую войну с «Солидарностью». К примеру, в интервью 061 Владимир Максимов говорил, что «Солидарность» - чуть ли не хуже Оппоблока. Вы поддерживаете это мнение?

- Я считаю, что иногда и мои коллеги должны попридерживать эмоции. В горсовете не так много демократов. Безусловно, плохо, когда люди бизнеса находятся в городском совете и у них есть бизнес-интересы - это очень мешает депутатской работе.

Но знаете, мне все-таки хотелось бы, чтобы наши четыре фракции (речь идет о «Батькивщине», «Солидарности», «Укропе» и «Самопомощи», - прим. 061) находили общие точки соприкосновения. Не должны быть личные амбиции , симпатии и антипатии на переднем плане. Разве можно сказать, что меня все любят? Нет. Я всех люблю? Тоже нет. Есть люди, которые мне очень симпатичны, есть такие, которых я органически не переношу, серьезно вам говорю, но я этого не показываю. Поэтому резкие высказывания в адрес тех или иных наших «демократов» я не совсем приветствую.

Они («Солидарность», - прим. 061) представляют партию власти – и потому к ним такое отношение. Вот если привести пример по тарифам (речь идет об обращении горсовета к правительству с просьбой обосновать новые тарифы на газ - за него проголосовали все фракции горсовета, кроме «Солидарности», - прим. 061) - я понимаю, почему они были не согласны с этим вопросом. Потому что власть принимает эти решения, и «Солидарность» на местном уровне не может быть не согласна с политикой своей партии, хотя их избиратели, уверена, думают иначе. Я понимаю, но не принимаю. И так и мои коллеги по фракции.

У депутатов «Солидарности» есть хорошие проекты решений, которые мы готовы поддерживать и будем поддерживать. Я считаю, что все равно наши четыре фракции должны работать вместе. И я как руководитель фракции буду делать все, чтобы мы находили общие точки соприкосновения в интересах горожан.

Ирина Костенко: «В горсовете не так много демократов, чтобы ссориться между собой», фото-2

- Даст ли что-нибудь это обращение по тарифам? Андрей Согорин, например, в интервью 061 сказал, что все равно ведь эти обращения ничего не изменят, это просто пиар-ход… С ним сложно не согласиться.

- Ну послушайте, мы кто? Мы депутаты и представляем нашу территориальную громаду. О чем сегодня говорит общество? Все возмущены этими тарифами. Если мы будем просто молчать и никак не высказывать свою позицию – это тоже неправильно. Это можно расценивать как угодно – как пиар-ход, как еще что-нибудь, но я считаю, что таким обращением мы показываем свою позицию. И не только свою, а позицию большинства жителей города по данному вопросу – я уверена, что большинства. И я уверена, что электорат партии «Солидарность» точно так же думает. Безусловно, есть разные формы влияния на власть и не всегда все наши обращения дают результат положительный. Но вместе с тем, наши такие обращения дают возможность и депутатам Верховной Рады заявлять, что по данному вопросу есть поддержка внизу. То есть, это рычаг для того, чтобы они наверху могли переломить ситуацию.

- В среду вы проголосовали против создания КП «Наш город». Почему?

- Объясню. Для нас КП «Наш город» - это своего рода второй монополист. Когда создавалось «Основание», мы тоже голосовали против. Мы прекрасно понимали, для чего оно создается. Но даже тогда проводились консультации, показывались презентации, приводились аргументы о необходимости создания такого предпрития. Что касается данного КП – такой информации не было. Мы просили: покажите хотя бы устав этого предприятия, но нам и этого не показали. Это будет фактически коммунальная управляющая компания, которая станет монополистом на рынке предоставления коммунальных услуг. Было КП «Основание», останется то же самое, но немного в другом формате.

Наш депутат Геннадий Фукс уже зарегистрировал проект решения о нашем видении проекта развития жилищно-коммунального хозяйства, мы его вынесем на следующую сессию. Мы считаем, что в вопросе перехода домов на самообслуживание должен быть свободный рынок, и как можно больше должно зайти управляющих компаний. Должна быть сильная серьезная конкуренция.

К примеру, когда проводился тендер на организацию питания для школ, там было всего 7 лотов. Не все частные предприятия могли принять участие в этом конкурсе, охватить все школы района. Это неправильно – были созданы условия для специального частного бизнеса, который в состоянии это сделать.

Мы должны как можно шире открыть этот рынок для того, чтобы больше зашло частных компаний и они бы конкурировали по качеству и цене.

- В случае с управлением домами, тоже могут сформировать крупные лоты, чтобы победил «Наш город»?

- Конечно, в этом есть боязнь. Хотя мэр заявил, что вы мол хотите, чтобы пришли иногородние компании. С чего он взял, что они прийдут? Я думаю, что и в Запорожье найдется достаточно управляющих компаний, но даже если зайдет иногородняя фирма, которая предложит лучшее качество и цену, почему бы и нет? Тогда это будет стимулировать и другие наши управляющие компании работать лучше.

Ирина Костенко: «В горсовете не так много демократов, чтобы ссориться между собой», фото-3

- Отойдем немного от коммуналки. Такой вопрос, возможно немного провокативный: вы хотели бы быть мэром?

- Я? Нет.

- Почему?

- Ну давайте говорить так… Дело даже не в ответственности, хотя это имеет большое значение. Мэр – это человек, который должен быть компетентен во многих вопросах, или хотя бы у него должна быть сильная профессиональная команда, на которую он может положиться. Во-первых, честно вам скажу, у меня нет таких амбиций, и даже мыслей, и задачи такой не было. Знаете, наверное это уже опыт и понимание, где ты можешь себя проявить, а где нет.

- Вашей дочери 25 лет, она не собирается тоже идти в политику и становиться депутатом?

- Нет. Моя дочь однозначно не будет заниматься политикой. Она - по сути, гуманитарий, я довольна ее достижениями, сейчас она находится на трехмесячной стажировке в ООН: победила в конкурсе. Я думаю, что у нее другое будущее. И она и не хочет. Знаете, когда ей было 12 лет, а мама в политике, в избирательном процессе… приходишь домой в 11 часов ночи, голова кругом идет, хочется отдохнуть, а твой ребенок, которому не хватает внимания со стороны мамы, вокруг тебя ходит и начинает рассказывать, что у нее происходит. «Дочечка, помолчи», - хотелось ей сказать. Но я себя пересиливала, надо же выслушать, что у ребенка наболело (смеется).

- То есть, вы сами не хотели бы, чтобы она туда шла, потому что политика – дело неблагодарное?

- Да не поэтому. Я бы не сказала так. Все зависит от того, насколько ребенок готов к этому. Если у нее будет такое желание и такие качества, если она будет видеть себя в этом – то пожалуйста, пусть занимается политикой. Кто-то же должен заниматься этими вопросами. Да, это неблагодарный труд. Я вот читала ваше интервью с моими коллегами. Все прекрасно понимают, что депутатство – это не просто прийти и покрасоваться в сессионном зале. Это большой труд, тяжелый труд. Я вам скажу, что я очень болезненно отношусь к вопросам, когда не могу их быстро решить, я переживаю, у меня целая таблица расписана по людям, которые ко мне обращались, какие я вопросы решила, какие нет, я им звоню, чтобы они понимали, что я не забыла о них. Во мне наверное присутствует, знаете, синдром отличницы. Я переживаю за это, честно - переживаю. Просто каждый человек должен сам себя найти в этой жизни и реализовать себя так, как он считает нужным.

Ирина Костенко: «В горсовете не так много демократов, чтобы ссориться между собой», фото-4

- Есть какое-то дело или решение за эти две с половиной каденции, которые вы пробыли в горсовете, которым вы гордитесь?

- (задумалась) Знаете, я тоже иногда задаю себе вопрос, чем бы я могла погордиться, что я такого уникального сделала. Не знаю… Я вам уже говорила, что сложности были в самой работе фракции в прошлом созыве, тяжело было что-то предложить, отвергались элементарные проекты, которые мы предлагали. Не могу сказать, что могу чем-то гордиться, но скажу так, что моя совесть чиста перед избирателями и практически по всем вопросам, с которыми ко мне обращались, я помогала.

Честно скажу, мне не очень понравились комментарии одного из коллег-депутатов, когда он обвинил… это было не в мой адрес, но я считаю, что и в мой адрес... что, мол, сделали депутаты прошлого созыва, чего они добились? (это было в интервью Андрея Согорина, - прим. 061). Нужно было оказаться в той ситуации. Я не оправдываюсь, но вместе с тем иногда до истерик, до срывов доходило, когда ты предлагаешь что-то, а тебя не слышат. Хотя, сейчас тоже не так легко. Сейчас тоже предлагаешь элементарные вещи, а просто потому что это «Батькивщина», «регионы» голосуют против. Это «Партия регионов», я их так и называю, потому что треть фракций – это регионалы.

- В «Оппозиционном блоке» же почти нет «регионалов», там в основном заводчане, которые впервые в горсовете.

- Ну а руководство у них какое? Это разве не Партия регионов? Партия Регионов! Это зависимые люди. Я вам так скажу, среди наших политических оппонентов интересные грамотные люди безусловно есть. И что возмущает больше всего, что политика стоит на первом плане. Вот возьмем последние голосования – решение по местным инициативам. По сути, местные инициативы, общественные слушания, электронные петиции, общественный бюджет – это все формы участия нашей территориальной громады в местном самоуправлении. Сегодня общество требует этого. И у нас есть возможность в горсовете принимать такие механизмы, чтобы люди могли подавать свои идеи, а мы обязаны были их рассматривать.

Хорошая идея же – общественный бюджет. Правда, само положение об общественном бюджете было сырое, поэтому мы предлагали свои поправки. Почему их не приняли – я не понимаю. Я еще могу понять, что они могли не поддержать те поправки, где было сказано о том, что координационный совет формируется распоряжением мэра, но я дописала – с согласованием руководителей фракций. Потому что у меня нет большого доверия к исполнительной власти и я хотела бы видеть, что за люди зайдут в координационный совет. Вот тут я допускаю – они могли не принять. Но остальные поправки касались только уточнений статей, не меняли их содержание- не поддерживаются.

Возьмем местные инициативы, где был расписан механизм реализации права территоральной громады. Когда это не проголосовывается депутатами, у меня какой вывод - власть не готова еще к открытости, она не готова к тому, чтобы люди приходили и участвовали в управлении городом. Почему? Она боится людей? Она не хочет дополнительной работы?

Ирина Костенко: «В горсовете не так много демократов, чтобы ссориться между собой», фото-5

- Как вы к «укроповцам» относитесь? Они такие… эм… активные обычно на сессиях…

- В смысле радикальные, вы хотите сказать?

- Они делают много шума, много громких выступлений, заявлений… Как думаете, это дает что-нибудь?

- Вы знаете, у каждой фракции свое лицо и есть своя определенная ниша (смеется). Хочу сказать, что из ребят-укроповцев... ммм… практически все мне нравятся. Кто-то более радикален, возможно, я это не сильно воспринимаю, но по интеллекту, по подаче предложений - интересная команда. Я бы с этой командой работала. Интересная команда и у «Самопомощи», несмотря на то, что некоторые… как бы такое слово подобрать… не всегда могут быть принципиальны. Но по тому, какие решения они подают – с ними тоже интересно работать.

Ирина Костенко: «В горсовете не так много демократов, чтобы ссориться между собой», фото-6

- Ну и напоследок. Наш сайт готовит проект под названием «5 причин любить Запорожье и 5 причин его ненавидеть» (этот материал вышел вчера, прим. авт). Какие бы вы причины назвали?

- Запорожье надо любить потому, что это твой город. Хотя я не родилась в нем (Ирина Костенко родилась в Азербайджане, - прим. 061), но в нем родилась моя дочь, и я с 17 лет живу в Запорожье и вижу, как город изменяется. В Запорожье живут интересные люди, они пополняют нашу и политическую элиту, и интеллигенцию. Плохо только то, что мы недостаточно рассказываем о таких людях. И мы искренне гордимся нашими воинами запорожцами, которые защищают нашу Родину, нашими участниками АТО.

Запорожье прекрасно тем, что оно находится на реке Днепр, мы имеем такую природную изюминку как остров Хортица — это самая главная положительная характеристика нашего города.

Что плохого в городе? Конечно же, это экология. Это самая важная проблема, которую надо решать. Ну и мосты. Я сама езжу через них каждый день, и постоянные пробки раздражают и злят, надеемся, она все-таки будет решена.

Обидно, что жители Запорожья голосуют на выборах сиюминутно, ситуативно. Это происходит по разным причинам, я не говорю уже о подкупе и так далее. Хочется, чтобы запорожцы уважали себя больше.

Но вместе с тем — посмотрите на результат выборов. Конечно, такой результат получился за счет нового избирательного законодательства, если бы не это — вы понимаете, кого б мы получили в городском совете. Но все же, я рада, что зашли все четыре демократические силы и это говорит о том, что наши горожане хотят изменений.

- А во внешнем виде города что-то изменили бы?

- Да, это ненормально, когда у нас везде МАФы, киоски, стихийная торговля. Недавно к нам приходили возмущенные общественники, предлагали убрать все киоски в городе. Но невозможно это сделать сейчас. Нельзя принимать такие радикальные меры. Хотя ежедневное появление МАФов – это безобразие.

Есть и другие проблемы во внешнем виде города, начиная с дорог. Мы каждый год ремонтируем дороги. Можно понять объяснения власти, что денег мало и мы пытаемся залатать дыры. Но это ненормально, когда у нас в ямах плитка уложена. Я тогда задавала вопрос Сину: «Это что такое? Что это за ноу-хау, когда у нас ямы закрыты кусочками плитки?». Мы должны поменять политику в этом вопросе и ставить на первое место качество. И если говорить о дорогах, то пусть мы их сделаем меньше, но качественно и на десятки лет вперед.

- А декоммунизация улучшила облик города, по-вашему?

- Я считаю, что мы правильно сделали, что снесли памятник Ленину, это мое внутреннее политическое убеждение. Потому что когда говорят мол, что плохого он сделал, то пусть изучают историю. Я могу допустить, если бы ситуация не была такой, в которой мы находимся — может быть и можно было оставлять эти памятники, объясняя это историей нашей страны. Но когда у нас война со страной, которая провозглашает идолами того же Ленина или Сталина, то невольно, возникает протест. Это протестное решение общества — убрать эти памятники. Для нас они символизируют вражескую страну и врага. Поэтому это решение, на мой взгляд, было правильным. А вот что мы поставим на месте — это нужно обсуждать. Вот тут уже должна решать территориальная громада. Нужно провести социологию, опросы, думаю, люди с интересом подключатся к этому процессу.

Беседовала Татьяна Гонченко

Якщо ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl + Enter, щоб повідомити про це редакцію
#Костенко #Батькивщина #интервью #горсовет #депутат #Запорожье
0,0
Оцініть першим
Авторизируйтесь, чтобы оценить
Авторизируйтесь, чтобы оценить
Останні новини
Оголошення
live comments feed...