• Главная
  • На счету у запорожанки Олеси Кулык – две тысячи спасенных жизней (ИНТЕРВЬЮ)
09:35, 31 октября 2015 г.

На счету у запорожанки Олеси Кулык – две тысячи спасенных жизней (ИНТЕРВЬЮ)

Известная зоозащитница и экоактивистка Олеся Кулык рассказала 061 о том, почему нельзя брать котят на рынках, кормить голубей в парках и отдавать животных в государственные приюты.

- Олеся, сколько у тебя сейчас животных?

- На данный момент у меня 18 зверей и 12 птиц. То есть, всего 30 подопечных. Но я не люблю их считать, потому что как только кого-то одного забирают, обязательно кто-то другой появляется. И как только ты радуешься, что их всего 28, вдруг приносят еще пятерых, и ты понимаешь, что лучше бы не считал и вообще ни о чем таком не думал.

- Несмотря на нелюбовь к подсчету, ты подводишь какие-то итоги? Сколько всего животных прошло через тебя за годы волонтерской деятельности?

- Более двух тысяч. Я веду фотоальбом с отчетами. Вся информация о животных задокументирована, вплоть до переписок с людьми, которые нашли их, и которые в итоге стали хозяевами найденышей.

- Каких наиболее экзотических птиц и зверей тебе приходилось выхаживать?

- Сейчас у меня есть удод и вальдшнеп. Это действительно экзотические птицы в плане того, что люди ими редко занимаются. Также у меня была нутрия, которой я боялась. Еще я пыталась выходить летучую мышь, но она, к сожалению, погибла – там были обширные травмы крыла и лап, животное провело три дня на улице, и хотя ветеринар всё сложил, насколько мог, мышка все-таки не выжила.

На счету у запорожанки Олеси Кулык – две тысячи спасенных жизней (ИНТЕРВЬЮ), фото-1

- Ты проводишь «уроки доброты» в школах Запорожья. О чем ты на них рассказываешь и как относятся учителя к предложению провести подобное занятие?

- «Уроки доброты» - это мой небольшой проект о защите природы. Главной целью «уроков» является показать детям, насколько прекрасен и разнообразен окружающий мир, как важно не быть равнодушным. Сам проект стартовал еще в прошлом году, но тогда было проведено только одно занятие, потому что я столкнулась с огромной проблемой, а именно – непониманием администрации школ. У нас люди во всем видят какую-то нотку политики или считают, что если им предлагают что-то бесплатно, то там не всё в порядке. Некоторые спрашивают: «А что Вы за это хотите?». Но бывает, даже говорят, что они просто не любят птиц, и потому не хотят, чтобы я проводила такой урок…

- То есть, сейчас ты рассказываешь на своих уроках только о птицах?

- Да, сейчас моя основная тема – птицы. Занятия проходят под заголовком «Подари птице небо». Также я планирую «уроки доброты» по экологии и по другим животным, кроме пернатых. Но пока что я еще не готова к этому. Нужно подбирать очень много материалов, включать свой опыт, фотографии. А так как это все делается за мои деньги и на моем голом энтузиазме, не всегда хватает возможностей… Но сейчас я почти преодолела проблему, касающуюся непосредственно организации «уроков» - поменяла её формат. У меня много друзей в социальных сетях. Среди них много мамочек и учителей, поэтому о проведении занятия договариваюсь не я, а они. Кстати, свои «уроки» я провожу не только в Запорожье. Также я была в Киеве – там мы с волонтерами проводили «урок доброты» в детском саду.

Олеся Кулык: «Если бы я забирала к себе всех животных, их можно было бы складывать штабелями» (фото) - фото 2

Олеся Кулык: «Если бы я забирала к себе всех животных, их можно было бы складывать штабелями» (фото) - фото 2

- О чем обычно спрашивают дети на этих «уроках»?

- Дети задают вопросы, в зависимости от их возраста. Маленькие детки чаще всего задают вопросы личного характера… В общем, были у меня однажды пятилетние «женихи». Они еще не умеют говорить шепотом, поэтому переговаривались между собой довольно громко. Диалог выглядел примерно так: «Интересно, сколько ей лет?» - «Спроси!» - «Да не!» - «Ну, спроси!» - «Я не буду, ты спроси!», - и вот так минут пять. Потом, когда я уже подошла, и говорю, мол, если кому-то что-то интересно, можете спрашивать, один всё-таки осмелился и говорит: «А сколько тебе лет?». Я говорю: «Двадцать шесть». А он: «О, ничего, пойдет!». Что «пойдет», я так и не поняла, правда… У девочек больше утверждения, а не вопросы. Что-то вроде «У тебя красивая, длинная коса»». Детям лет до 8-9 очень важно не только слушать, но и трогать. Причем они трогают не только фотографии или животных, а и меня. Детки, которые постарше, уже задают конкретные вопросы по теме, делятся своим опытом общения с птицами (чаще всего негативным), спрашивают, что сделали не так и как это можно исправить… Сейчас я провела уже 12 «уроков доброты», но каждый раз стараюсь смешивать их с чем-то еще. Например, сейчас начинаются холода, скоро будет зимнее кормление птиц на острове Хортица. В связи с этим я сначала разговариваю с родителями, а потом предлагаю деткам принести немножко зерна для птиц, которое мы потом будем оставлять на Хортице. Если у кого-то появится желание, буду очень рада провести «урок доброты» в школе или детском саду. Само занятие длится 40-45 минут – в зависимости от того, насколько шумные детки, насколько они маленькие…

- Продолжая тему кормления птиц. Есть много советов о том, как помочь пернатым пережить зиму, но было бы полезно узнать, чего делать нельзя…

- Нельзя кормить птиц жареными семечками. Если вы живете на первом этаже многоэтажки, нельзя кормить их у себя на подоконнике – кормушку нужно ставить так, чтобы живущие на улице кошки не могли достать до этих птичек, и у вас не получилась кормушка для хищников. Также птицам категорически запрещается давать свежий хлеб. Он забивается в зоб, и потом птица просто погибает.

Олеся Кулык: «Если бы я забирала к себе всех животных, их можно было бы складывать штабелями» (фото) - фото 3

Олеся Кулык: «Если бы я забирала к себе всех животных, их можно было бы складывать штабелями» (фото) - фото 3

- То есть, кормление голубей в парках можно расценивать, как массовое убийство?

- Увы, но да. Очень часто, когда я людям об этом рассказываю, они говорят, что «Смотрите, их же много! Я их уже пять лет кормлю, и как было пятьдесят штук, так и осталось!». Но если бы у каждого голубя была бирочка с надписью «меня зовут Вася», то можно было бы заметить, как часто они меняются. А плодятся они ровно настолько, сколько нужно, чтобы восполнить потери стаи – так у большинства животных происходит. Если умерло пять, то родится тоже пять плюс десять-пятнадцать – на случай, если еще кто-то погибнет. Поэтому, если не хотите убивать голубей, хлебом их кормить не нужно. Это касается и перловки в большом количестве. Мелким птицам также противопоказано пшено (не путайте с просом – это как сказать, что пшеница и хлеб – одно и то же).

- Ты писала у себя на странице ВКонтакте, что ездила в Польшу на зоозащитный тренинг. Что интересного и важного для себя вынесла из этой поездки? Насколько отличается отношение к проблеме бездомных животных в Украине и Европе?

- В Польше очень хорошая законодательная база по животным. (У нас она тоже есть, но не работает.) К примеру, зоозащитники в Польше могут фотофактом подтверждать нарушения. Должна отметить, что у них там полностью прописаны правила содержания животных (собака должна проводить на цепи не более 12 часов в день, у нее должен быть круглосуточный доступ к воде, будка должна меняться по сезону зима/лето). Если эти правила не соблюдаются в течение нескольких дней, зоозащитник может предоставить в полицию фотографические подтверждения, они приедут на место и конфискуют собаку. В первый раз животное отбирается временно, и если хозяин божится, что всё будет приведено в порядок (все мы люди – всякое бывает), собаку ему возвращают. Если нет – отдают в приют.

- А как у них там обстоят дела с приютами?

- Начнем с того, что в Польше по городам вообще нет бездомных собак. Любая бездомная собака сразу же попадает в приют, но я не сказала бы, что там отношение к животным лучше, чем у нас. Люди очень ошибаются, когда говорят, что в Европе всё замечательно. Там со стороны общества те же проблемы, что и у нас – например, массовая не-стерилизация домашних животных. Именно из-за этого в Европе появляются бездомные звери. У нас они еще и на улице плодятся. Но на государственном уровне в той же Польше всё куда строже. Чтобы вы понимали, если у них на улице находится бездомная собака, тут же приезжает специальная машина (государство за это платит 3000 злотых – деньги просто огромные) и животное увозят в приют. Всё, оно больше не на улице… Так откуда же берутся новые бродяги? Абсолютно ясно, что это те звери, которых выбросили хозяева. В основном, целые выводки.

Олеся Кулык: «Если бы я забирала к себе всех животных, их можно было бы складывать штабелями» (фото) - фото 4

Олеся Кулык: «Если бы я забирала к себе всех животных, их можно было бы складывать штабелями» (фото) - фото 4

- Контролируется ли в Польше деятельность волонтеров?

- Да, каждый волонтер подписывает с зоозащитными организациями договор, подтверждающий, что он здоров, что у него есть время на работу с животными (кстати, не более четырех часов в день). Чтобы заниматься тем, чем занимаюсь я – одновременной передержкой значительного количества животных – нужна, грубо говоря, аккредитация. Во-первых, это строгая отчетность по средствам – откуда они берутся и куда тратятся. Во-вторых, наблюдение за состоянием здоровья животных. В-третьих, прописываются даже такие детали, как наличие сеток на окнах и т. п. Но там так же, как и у нас, бывают случаи издевательства над животными…

- Как считаешь, есть ли у нас в Украине и, в частности, в Запорожье способ побудить людей к тому, чтобы брать дворняг с улицы?

- У нас люди довольно отзывчивые, так что важно просто правильно подавать информацию о том, что можно забрать к себе какое-то животное. Зачастую любимца выбирают не только душой, но и глазами – будущим владельцам нужно прочитать красивую историю, увидеть добрую мордочку, и чтобы никто не давил на жалость «спаситепомогитеонижеумрут!». И всё же намного важнее не то, насколько мы увеличим количество отдаваемых животных, а насколько увеличим количество животных стерилизованных. Не только на улице, но и дома.

- В нашем городе немало бабушек, тётушек и дядюшек, которые стоят на рынках с огромными клетками, в которых полно животных, и они отдают их задаром… Почему нельзя брать котят и щенят у таких людей?

- Нельзя не только брать, но и отдавать им. Эти люди называются «коробочниками». У них свой бизнес на крови. Они обычные убийцы, только убивают не людей, а животных, и это происходит десятилетиями. «Коробочники» стоят на Малом рынке и на рынке Анголенко. Каким образом они работают? За деньги принимают животных от людей, которым некуда девать котят, щенят и так далее. Зимой, чтобы у тебя такой человек взял щенка, ему нужно доплатить двести гривен, летом – пятьдесят. Вы отдаете эти деньги, надеясь на то, что животное потом пристроят. Вы видите, что их действительно раздают бесплатно, что они сидят в коробочках… Но неопытный человек даже не задумывается над тем, что его миленьких пятерых котят закинули в коробку к таким же пятнадцати, о которых неизвестно, привиты ли они, обработаны ли от блох и глистов. Большинство из животных, взятых у «коробочников», погибает. В городских ветклиниках даже есть диагноз, который чуть ли не в карточках пишут – «Малый рынок». Это такая совокупность болезней и инфекций, которая не поддается лечению и в конечном итоге приводит к смерти животного. Это первый вариант судьбы тех котят и щенят, которых отдают «коробочникам». Но большинство зверей просто убивают или выбрасывают в коробках, заклеенных скотчем. Живыми или мертвыми. Это давно не секрет, но люди не задумываются не только об этом, но и о том, кому «коробочники» отдают зверушек. Я лично была свидетелем, когда человек, вполне очевидно больной туберкулезом, харкающий кровью, приходил день за днем к одному и тому же «коробочнику», и со счастливой улыбкой на лице уходил от него с самым толстеньким из щенков.

Читать также:Запорожская зоозащитница просит не отдавать черных котят неизвестным людям

Волонтеры тоже иногда выходят на рынки со своими подопечными, но мы держим их на руках и возим за собой не двадцать котят, а двух-трёх – чтобы им было комфортно.

Но я хотела бы отметить, что «коробочников» не получится убрать, пока не исчезнут «плодильщики». «Плодильщики» - это обычные люди, которые у себя дома не желают стерилизовать любимцев, считают это неправильным, болезненным. Некоторые пишут, что кошечкам при стерилизации чуть ли ни кишки вырезают… и в итоге животные этих людей плодят щенков и котят, которых потом отдают «коробочникам». Почему-то люди заботятся о своем собственном здоровье, о здоровье своих детей, а о здоровье своих питомцев – максимум, в пределах обработки от блох и глистов.

Олеся Кулык: «Если бы я забирала к себе всех животных, их можно было бы складывать штабелями» (фото) - фото 5

Олеся Кулык: «Если бы я забирала к себе всех животных, их можно было бы складывать штабелями» (фото) - фото 5

- Что, по твоему мнению, необходимо для открытия в Запорожье хорошего приюта?

- В нашем городе есть приюты. Их не то чтобы много, но достаточно. Они все частные. Более того, я против государственных. В качестве аргумента «против» могу рассказать о харьковском приюте, где большинство животных морят голодом, а 90% просто убивают. Причем не усыпляют, а забивают до смерти палками. Поэтому я за частные приюты. Но чтобы они появлялись у нас в городе и стране, необходимо, в первую очередь, хорошее лицо зоозащитника. Волонтером должен быть человек, который является полноценной личностью и умеет общаться не только с животными, но и с людьми, и в жизни которого, кроме собачек и котиков, есть, как минимум, любимая работа (необязательно высокооплачиваемая). Также важно найти территорию. В этом плане власть не идет на контакт с зоозащитниками – им легче дать отмашку потравить животных, чем выделить, грубо говоря, участок на окраине города (чтобы мы не мешали людям), который пускай и сдавался бы в аренду, но был обустроен по всем нормам. Чтобы там был карантинный блок, чтобы там были теплые вольеры, а не как обычно – принесли новое животное и сразу бросили к остальным. Без прививок, без обработки… Почему я сама у себя дома устроила, пускай не приют, но пункт передержки? Чтобы люди, которые берут у меня животное, могли быть уверены – оно здоровое, привито и обработано от паразитов. Если у них есть какие-то вопросы или проблемы, они всегда могут ко мне обратиться – я помню всех своих подопечных, как их звали, какой у них был характер… А когда животных такое количество, что они идут «потоком», естественно, начинаются проблемы. Я не беру больше подопечных, чем способна прокормить. И вообще, я рекомендую общаться именно с отдельными волонтерами, которые подтвердили свою репутацию делом.

- А кто чаще всего забирает у тебя животных, и как ты отличаешь, можно ли этому человеку доверять чью-то жизнь?

- Я отдаю животных несколькими способами. На рынке, по объявлениям или через социальные сети. В общении с желающим взять животное очень важно подключать интуицию. Я задаю вопросы о том, были ли раньше у этого человека любимцы, почему их не стало, есть ли условия в квартире, готовы ли к этому домочадцы… В реальном общении очень хорошо видно, когда человек врёт, а в случаях с объявлениями и Интернетом иногда приходится отказывать даже тем, кто уже приехал ко мне забирать зверя. Например, общалась я с каким-то парнем, а он приезжает со своей девушкой, и я по ней вижу, что она это животное не хочет содержать.

Олеся Кулык: «Если бы я забирала к себе всех животных, их можно было бы складывать штабелями» (фото) - фото 6

Олеся Кулык: «Если бы я забирала к себе всех животных, их можно было бы складывать штабелями» (фото) - фото 6

- И последний вопрос. Среди твоих подопечных есть коты, собаки и крыски, которых обычно берут в качестве домашних любимцев, но вместе с тем ты выхаживаешь и диких птиц, которых потом выпускаешь. Не факт, что они на следующий день не погибнут. Каким образом расставляешь приоритеты в том, кому помогать?

- Мой главный приоритет – это жизнь. Если я могу спасти жизнь, то мне всё равно, три у нее лапы, две или их вообще нет. Если есть сложное животное или птица, оно лечится, вне зависимости от того, уйдет на это пять тысяч или десять гривен. На зверей у меня отдельный сбор денег и лимитированный запас финансов, необходимый для того, чтобы закупать им еду и оплачивать газ, на котором она готовится. А на птиц, в основном, жертвуют те люди, которые их ко мне принесли, и есть еще несколько человек, которые не любят зверей – только птиц, поэтому финансируют их. Если же денег на птиц не хватает, я докладываю из своего кармана, потому что это сугубо моя заинтересованность. И еще я хотела бы добавить по поводу волонтерства. Если человек взял на себя ответственность, и если он берет большее количество животных, чем может содержать, это только его проблемы, а не проблемы общества. Но чаще всего мы просим о помощи не финансовой, а материальной. Например, пеленки или орехи – то, что кто-то может отдать бесплатно, потому что оно у него просто есть. И не стоит обижаться на волонтеров, когда вы просите помочь, а они в силах только проконсультировать, но не забрать ваше животное. Нужно понимать, что волонтер – это не профессия. Мы не зарабатываем на этом деньги. Мы тратим на это не только свои силы, но и свое здоровье. Необходимо дружественно относиться к волонтерам – так же, как мы стараемся относиться к людям и к своим подопечным. Не заблуждайтесь по поводу того, что при наличии приюта или волонтера-зоозащитника всех животных обязательно сплавляют туда. У меня больше двадцати просьб о помощи каждый день. Если бы я забирала к себе всех животных, их можно было бы складывать штабелями. Когда вы подобрали животное, вы берете ответственность за него.

Если наши читатели захотят помочь Олесе и её подопечным, связаться с зоозащитницей можно через социальные сети:
ВК: http://vk.com/rainlight_in_the_sky
ФБ: https://www.facebook.com/olesyakyluk

Беседовала Ульяна Кривохатько
Фото Алексея Толмачева

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
#Запорожье #интервью #волонтер #животные
0,0
Оцените первым
Авторизируйтесь, чтобы оценить
Авторизируйтесь, чтобы оценить

Комментарии

Последние новости
Объявления
live comments feed...