Раньше всех необходимость маскировки поняли охотники. Ее широко применяли и так называемые разведчики, когда будущие Соединенные штаты Америки сотрясали вооруженные конфликты с коренным населением континента. А вот скрывать свое присутствие на поле боя армии всего мира долгие годы не считали нужным. В определенный исторический период это было оправдано. Необходимость визуального контроля за передвижениями своих войск вынуждало полководцев одевать солдат в яркие мундиры. И крупномасштабных военных операций в темное время суток тогда не практиковалось.

Маскировкой бойцов на поле боя военные всерьез занялись лишь к концу XIX-го века. Идея однотонных и не бросающихся в глаза мундиров с трудом пробивала себе дорогу. Интересно, что в Первую мировую войну уже появился знакомый всем сегодня термин ″деформирующий камуфляж″. Но применялся он в те годы не к понятию форма камуфляжная, а к маскировке военно-морских кораблей. В те времена его чаще называли ″ослепляющим″. Попробуйте спрятать на морской глади средь ясного дня броненосную махину водоизмещением в 13 − 15 тыс. тонн! Однако задача была решаема, хотя и требовала значительных затрат, и фокус удался.

Считается, что первым раскрашивать военные корабли в целях маскировки предложил морской офицер ВМС Великобритании и художник Норман Уилкинсон. Его метод был прост и понятен. Во-первых, абстрактная роспись угловатыми формами и линиями сбивала с толку при наблюдении через перископ подводной лодки. Во-вторых, на корпусах кораблей часто изображали контуры судна меньших размеров. С фальшивыми бурунами у носа корабля и кильватерным следом за ″кормой″. Такая раскраска дезориентировала наблюдателей, заставляя ошибочно оценивать размеры судна, его курс и, главное, тип.

Такой прием работал до тех пор, пока на смену визуальному наблюдению не пришли радары. Но Уилкинсон не сдавался. Во время Второй мировой войны он принимал активное участие в маскировке крупных наземных объектов, в том числе и военных аэродромов. Любопытно, что родная страна в лице Королевы не присвоила ему звание сэра, хотя художественные общества считали за честь считать его членом. Прожив 93 года, Уилкинсон стал свидетелем того, как его идеи начали воплощаться в маскировке формы сухопутных солдат.

Громадная работа по разработке маскировочных схем была проведена в период Второй мировой войны в армии Вермахта. Однако все они не решали главную задачу. Форма камуфляжная должна была разбивать силуэт бойца на разных расстояниях от наблюдателя. Ближе всего к решению этой задачи подошли канувшие в лету советские военные дизайнеры. В 1944 году появилась схема, напоминающая вышивку крестом. В те времена и не помышляли о цифровых паттернах, но схема, почему-то не нашедшая в свое время широкого применения, на полстолетия опередила разработки американских специалистов. Классический цифровой паттерн, состоящих из малых элементов, на большом расстоянии воспринимался как набор цветовых пятен, отлично разбивающих силуэт.